У кого знакомый спецназовец

Спецназ ГРУ: как готовят «псов войны» | Русская семерка

Мой знакомый, воевавший в Афгане как раз офицером спецназа, говорил, что у Спецназ ГРУ ГШ — это диверсионные подразделения, группа спецназа выдвигается для доразведки, посмотреть, нет ли кого в. У меня есть знакомый парень,правда бывший спецназовец,но .. Ну хоть на смску ответил, кого-то там опять гоняют, и то хорошо, что. какой смысл посылать туда чеченский спецназ, не знакомый с простого вопроса: кого мы отнесем к умеренным и неумеренным?.

А каким образом можно вести переговоры о мирном процессе, о выполнении решения Совета Безопасности, когда твой народ находится под бомбежкой? Это нереально и несерьезно. Безусловно, оппозиция требовала прекратить бомбежки, потому что от этого страдает в основном мирное население. И оно в массовом порядке убежало в сторону Турции. Каким образом можно вести переговоры, когда страдает твой народ?!

Требование оппозиции вполне справедливо. Нужно, чтобы великие державы уважали свои подписи. И в первую очередь нужно выполнить пункты 12 и Без этого невозможно говорить о мирном решении сирийского вопроса. При всем моем уважении к Омару, здесь можно толковать некоторые вещи совершенно по-разному. Я задам очень простой вопрос. Вы сказали, что никто не ставил условий. Но с чего начала оппозиция, сформированная в Эр-Рияде? Она начала с ультиматума — прекратить бомбардировки.

А со своей стороны она сказала, что она прекратит огонь? Они заявили, что готовы. Мы сейчас наблюдаем страшные картины бегства мирных жителей. А почему они раньше не бежали?

Им нравилось, как они находились под ИГИЛ? Там ИГИЛ не. А кто там был? Там были вооруженные оппозиционные отряды. Если для вас все — террористы Я так не говорил, что все — террористы. ИГИЛ там не. По-вашему, Алеппо находился не под властью "Исламского государства"?

У меня другие сведения. Давайте дадим слово политологу Руслану Мартагову, бывшему консультанту Фонда "Антитеррор". Руслан Магомедович, находясь в Чечне, как вам кажется, достоверны ли сведения о том, что в сирийском конфликте участвует спецназ Рамзана Кадырова, может быть, под разными личинами?

Во-первых, делая такое заявление, Кадыров опровергает слова нашего руководства о том, что Россия не думает приступать к сухопутной операции, что наших сухопутных сил там. Во-вторых, какой смысл посылать туда чеченский спецназ, не знакомый с районом действий, не знающий языка? Он там будет как "белая ворона". Это уже в кремлевском тренде последнего времени — все валить на Запад. Так что нового ничего здесь нет, на мой взгляд.

Что, официальный Грозный блефует, утверждая, что они там имеют тайное влияние? Я не думаю, что они там имеют огромное влияние. Может быть, там действительно есть какие-то лазутчики, которые каким-то образом координируют наведение российской авиации на определенные цели, я не исключаю таких случаев.

Но то, что там действует на официальной основе спецназ Чеченской Республики, — для меня это немножко сомнительно. Я тоже так думаю. Как только американцы, а сейчас и Россия сформировали свою коалицию, начали бомбить — от этого выигрывает в основном ИГИЛ.

А больее всего страдает мирное население. И практика показывает, что авиация режима Асада бомбит позицию вооруженной оппозиции. А после бомбежки тут же наступает ИГИЛ, потому что позиции вооруженной оппозиции ослабляются, ИГИЛ занимает места, которые были в руках вооруженной оппозиции. А ИГИЛ использует этот момент — бомбежки — и нападает на вооруженную оппозицию. Это показывает практика последних лет. То же самое сейчас происходит на севере Алеппо.

Сейчас там идут массовые бомбежки, бомбят позиции вооруженной оппозиции. А ИГИЛ сейчас наступает на те же позиции.

То есть ИГИЛ выигрывает, а народ страдает. Я не совсем согласен. Во-первых, в районе Алеппо, по сведениям определенных источников, действует Джабхат ан-Нусра. Две с половиной тысячи бойцов из примерно 10 тысяч мятежников действуют на севере Алеппо. Ну, если это не относится к "Исламскому государству", то симпатии эта группировка, как филиал "Аль-Каиды", ни у меня, ни у многих моих коллег не вызывает.

А что, Асад собирается себе рыть могилу, освобождая районы для наступления "Исламского государства"? Но это же абсурд! Я могу привести несколько примеров. Была международная сенсация по поводу исторического города Пальмира.

Как раз перед тем, как ИГИЛ захватил исторический город Пальмира, авиация Асада бомбила позиции вооруженной оппозиции. А в районе Пальмиры у Асада был ряд подразделений. Он тут же их полностью оттуда вывел. ИГИЛ захватил этот склад. Я не могу с вами согласиться. Это тот самый камень преткновения, о который спотыкаются все участвующие в переговорах, где бы они ни были — в Мюнхене, в Женеве или где угодно.

Вы говорите об оппозиции. Но ведь оппозиция очень разная. Я не могу назвать умеренной оппозицией "Джабхат ан-Нусра" или "Джейш аль-Ислям". Я считаю их террористами и бандитами, которых надо "зачищать".

Вы говорите о том, что уничтожая "Джабхат ан-Нусра", Башар Асад освобождает дорогу "Исламскому государству", которое входит в эти районы. А на мой взгляд, происходит все с точностью до наоборот. Потому что когда эти бандиты или умирают на месте туда им и дорогав эти районы, как правило, все-таки входят сирийские регулярные войска.

Конечно, их пытаются занять и другие противоборствующие группировки. Я уже сказал, что семь сотен — это минимальное количество. А срыв последних переговоров в Женеве во многом начался с очень простого вопроса: И мы, и официальный Дамаск согласились — бандитов из "Джейш аль-Ислям" признали более или менее умеренной оппозицией.

Они последними прилетели на переговоры в Женеву, которые потом были прерваны. Но эти списки никак не корреспондируются между всеми участниками переговорного процесса. И до тех пор, пока не будет выработано отношение, что вот эти — умеренные, а эти — бандиты, все время будут происходить такого рода события, и каждый будет обвинять другую сторону в нарушении резолюции.

Остальных не причисляют к террористическим организациям, в том числе и "Джейш аль-Ислям". Поэтому когда оппозиция включила в состав делегации представителя "Джейш аль-Ислям", она основывались на резолюции Совета безопасности. А если вы хотите всех причислить к террористам, то это другой вопрос. Неужели обо всех можно сказать, что они террористы, бандиты?

Я этого не. Но ни в одной резолюции ООН точно не указывается, какая организация является террористической или. Это было на уровне международных резолюций, принятых на уровне Организации Объединенных Наций и Совета безопасности, которые очень расплывчаты.

Разные положения можно толковать по-разному. На переговорах, которые шли в рамках "Четверки", в которых принимали участие и Россия, и Соединенные Штаты, указаны две организации, по которым сошлись точки зрения. По остальным они пока практически не сошлись. Ну, сейчас еще сошлись по "Джейш аль-Ислям". Скажем, "Джейш-аль-Мухаджирин" и так далее — эту публику мы не можем не признать террористической.

Она в основном состоит из выходцев из бывшего Советского Союза. Естественно, что мы считаем их террористами. А некоторые другие организации, которые принимают участие в оппозиции, считают, что это вполне умеренная организация.

Я еще раз говорю, процесс не завершен. На мой взгляд, он был поздно начат.

  • Что делает спецназ Кадырова в Сирии?
  • (UPDATE) Расследование гибели спецназовцев 16-ой ОБрСпН ГРУ ГШ МО РФ (в/ч 54607)
  • Роман Зозуля: «Звонит в два часа ночи спецназовец – сын родился. У меня слезы. И я счастлив»

Этим нужно было заниматься три-четыре года назад, в году, когда более или менее все было ясно, когда была Свободная сирийская армия, Национальный координационный комитет. С другой стороны, с течением времени умеренных становится меньше, потому что все стараются их привлечь на свою сторону. А когда они привлекаются на чью-то сторону, они становятся неумеренными. Есть еще один очень простой принцип. Если вы встретите на улице любого европейского города людей с автоматами, вы их сочтете умеренной оппозицией?

Все вооруженные формирования, которые в Эр-Рияде подписали заявление, сказали, что они за мирное решение сирийского вопроса Вы не ответили на мой вопрос. Неужели их можно считать террористами? Людей с автоматами на улицах любой страны, не относящихся к армии и силовикам, можно назвать умеренными?

А на улицах Дамаска. Руслан, все легальные и полулегальные организации состоят, как правило, из бывших боевиков.

3+1 - опять спецназовец из 16 ОБрСпН ГРУ

Насколько актуален перечень организаций, которые признаны террористическими и запретили? Или они все несут примерно одинаковую функцию? На мой взгляд, на сегодняшний день надо руководствоваться тем, что есть, как говорит ваш гость Омар, — постановлением Совета безопасности ООН, где сказано, кто относится к террористическим организациям, кто не относится. То есть надо с чего-то начать. А начав, уже можно будет подразделять и всех остальных, как говорится, отделять овец от козлищ.

Я думаю, что самое главное — начать переговорный процесс. Потому что главной и достойной целью является не свержение режима, а прекращение войны. А потом уже, после прекращения войны, надо решать, какой там будет режим, кто это будет определять — сирийский народ или вы хотите, чтобы определяли какие-то внешние силы. На мой взгляд, внешние силы должны обеспечить прекращение военных действий.

Это главная цель, которая стоит перед всеми силами, старающимися погасить сирийский конфликт. А что касается режима, в тех же резолюциях Совета безопасности, в переговорах в Женеве и в других местах на первых местах стоят два основных пункта — это сохранение Сирии в ее нынешних политических границах, и сохранение светской системы власти в Сирии.

Поэтому привет джихадистам и исламистам. Им там у власти делать нечего, с точки зрения международного сообщества. Я не знаю, как сирийцы решат этот вопрос. А по поводу сохранения границ — привет всем, кто пытается оттяпать у Сирии какие-то куски территории, если представится такая возможность. А вы читали Женевское коммюнике? Там черным по белому написано, что политическое решение сирийского вопроса — это переход сирийского режима от авторитарного диктата к демократическому и многопартийному правлению.

Там сказано о переходном правительстве. А кто будет диктовать многопартийность — сирийцы или американцы? Я вам говорю о текстах.

Там говорится о переходном правительстве, а не о его составе. Кстати, в Женевском коммюнике, если его хорошо прочитать, не сказано о переходном правительстве. Там сказано о переходной структуре, которая должна пользоваться всеми полномочиями, в том числе и президентскими. Потом эта формулировка трансформировалась в "переходный орган".

А потом стали называть "переходное правительство".

Что делает спецназ Кадырова в Сирии?

Понимаете, следующая резолюция отвергает или улучшает то, что было в предыдущей. Есть первоначальный документ, который потом дорабатывается. Вы ссылаетесь на первоначальный документ, а я говорю о последних. И последние, естественно, корректируют первые.

Если будет принят еще один документ, что-то уточняющий, он отвергнет А о чем это говорит? Это говорит о несерьезности великих держав! Они играют судьбой сирийского народа. А я считаю, что международное сообщество и переговорщики, в том числе, ищут подходы, потому что предыдущие документы оказались бессильными.

Давайте возьмем резолюцию Совета безопасности Почему они против того, чтобы было выполнено это решение, особенно 12 и 13 пункты?

Почему режим Асада отказывается выполнять эти два пункта — прекращение военных действий, освобождение политзаключенных и снятие блокады со всех городов? Этого требовала и оппозиция. Более того, когда они приехали в Женеву, первое, с чего они начали, — они заявили: А о себе они сказали: Если они требуют прекращения огня, значит, они готовы. В таком случае, есть недоработка посредников, которые бы посадили за стол российскую сторону, оппозиционную сторону и сказали бы: Во время последнего заседания женевских переговоров спецпосланник де Мистура был на грани отставки.

То есть сейчас будет третий спецпосланник. И де Мистура опять зашел в тупик из-за позиции сирийского режима, который отказывается выполнять решение Совета безопасности. Режим Асада против политического решения.

Он делает ставку на военные выигрыши, на силовое решение — на протяжении пяти лет, с начала сирийской революции и до сих пор. Он все еще надеется поставить сирийский народ на колени, вернуть дух покорности. Это режим, который относится к народу, как к рабам. У сирийского народа нет никаких прав. Он был удивлен, почему народ требует свободу, достоинство. А сейчас с помощью силы опять хочет поставить его на колени.

Они срывают политические решения ради.

Нет у России никакого спецназа

То есть Асад — большее зло, чем "Исламское государство" и "Джабхат ан-Нусра", так? Речь идет о политическом решении сирийского вопроса. Оппозиция на совещании в Эр-Рияде сделали заявление: Они поддерживают решение Совета безопасности А режим настаивает на силовом варианте.

А остальные "белые и пушистые" и не настаивают? Давайте смотреть на реалии, которые происходят в Сирии. И они правильно делают, по-вашему? Тогда я ставлю другой вопрос. Вот нет Асада, он ушел, растворился в воздухе. В Женевском коммюнике предусмотрено, что нужно создать переходную структуру.

Мао Цзэдун в свое время говорил: И если там образуется лакуна, пустота, то ее займут вооруженные люди, с которыми опять придется разбираться международному сообществу. Безусловно, нужно создать переходную структуру, в которой будут участвовать и оппозиция, и представители режима. Оппозиция за такое решение. Опять получается замкнутый круг. Чтобы создать эту структуру, нужно понять, кто войдет в эту структуру.

Мы считаем, что "Джабхат ан-Нусра" не должна войти в эту структуру. Мы тоже так считаем. Ну хоть в чем-то мы сошлись!

А "Ахрар аш-Шам" должна туда войти? Они как раз за политическое решение сирийского вопроса. А если они говорят: Потому что они бегают по улицам с автоматами и стреляют в людей. Опять вы считаете всех поголовно террористами.

Если человек говорит, что он Помимо указанных навыков у бойцов воспитывают такие качества характера, которые превращают их в ходячую машину смерти. Именно это оказывает самое большое влияние на их личность. В первую очередь у бойцов тренируют выносливость и силу, причем выносливость в этой связке главнее. Основная работа разведки проходит на ногах, в пешем порядке, и длина переходов обычно составляет ни один десяток километров.

Мало того что бойцы должны выйти к своей цели незаметно, им следует после завершения операции, если это была, например, диверсия, немедленно уходить в максимально быстром темпе, что подразумевает часов непрерывного бега.

При этом каждый боец несет на себе экипировку и снаряжение на килограмм. Поэтому кандидаты в разведчики очень часто и много бегают, а также поначалу спят не больше 4 часов в сутки. Число, названное последним бойцом, безоговорочно означало списочный состав роты на.

Нет у России никакого спецназа - Политика - piefirove.tk

Опоздавшие и отставшие отчислялись немедленно. Ко всему прочему боец спецназа ГРУ не просто преодолевает большие расстояния, он должен быть крайне осторожен и решителен, постоянно просчитывая ситуацию и держа в уме карту местности. Если он уходит от преследователей, то старается ввести их в заблуждение, оставляет на пути ловушки, создает ложные цели, запутывает маршрут, особенно если враг пускает по следу собак.

Порой возвращаться с задания приходится по такой местности, куда обычный человек в здравом уме даже не подумает сунуться - например, взбираться по отвесным скалам, идти по узким тропинкам над обрывом и. Чтобы разведчики научились справляться со своим страхом, во время тренировок их заставляют привыкать к.

Одно из самых распространенных упражнений - это сидение на краю обрыва, и так, чтобы ноги свешивались в глубокую пропасть. Сначала бойцы застывают от испуга, но потом, обуздав парализующее чувство, приспосабливаются и начинают контролировать свое поведение. Пожалуй, главное качество, которое прививают диверсантам, - это готовность убить.

Тренировки проходят очень жестко, идет постоянный прессинг, нередки травмы, которые инструктор специально провоцирует.